«Сверчок за очагом» как сказка о семейном счастье или что-то в этом ключе

« Назад

«Сверчок за очагом» как сказка о семейном счастье или что-то в этом ключе 28.04.2016 15:04

DV.KP.RU Галина ОСТРОВСКАЯ «Сверчок за очагом» как сказка о семейном счастье или что-то в этом ключе

Идет весна… Несет с собой обновление природы и радость новых открытий. Новые открытия всегда весной несут и театры. Ведь не за горами закрытие сезонов, и все спешат порадовать зрителей премьерами. В середине апреля это был «Герострат» в академическом театре имени Горького. На днях - «Обыкновенное чудо», прелестная пьеса Евгения Шварца в театре Тихоокеанского флота. И сразу вслед давно и долго ожидаемый «Сверчок за очагом» Чарлза Диккенса в краевом театре молодежи.

Объясню, почему давно и долго. Заканчивается второй сезон, как во главе театра стоит художественный руководитель Юрий Гончаров, и это его второй спектакль. Первым был необычный, странный «Остров Рикоту», о котором мне доводилось сказать добрые слова. И вот удививший многих выбор постановщика Гончарова – Диккенс. Сентиментальный, в чем-то нравоучительный, популярный в чопорной Англии XIX столетия. В российском театре больше известны инсценировки его повестей и романов. Так, «Сверчок на печи» (это первоначальное название перевода рассказа Диккенса) прославил в начале XX века, во время Первой мировой войны, одну из студий выдающегося отечественного режиссера Евгения Вахтангова. Нынче об этой великой театральной победе знают лишь специалисты. И удивительно, в наше непростое время, время кризиса, время попсы, время гаджетов, время, когда все меньше ценятся такие понятия, как честь, совесть, бескорыстная любовь, прощение и т.д. и т.п., – так вот, в это время диккенсовский наивный, умилительный «Сверчок». Как всегда, у автора медленно разворачивается действие, присутствует обязательный злодей, ему противопоставлены чистые, почти святые герои (ну-ка сыграйте святых!) и, как всегда, добро должно победить зло.

Вот такая преамбула показалась необходимой перед необычной премьерой театра молодежи. Остается добавить, что этим спектаклем театр открыл Малую сцену, что в будущем должно способствовать появлению новых экспериментальных работ. В зрительном зале – 50 мест. И часто прямо из зала актеры поднимаются на сцену и находятся от публики на расстоянии вытянутой руки. Потому и способ существования у них особый, и соврать, «пережать» здесь невозможно. И понятно, что основные усилия режиссера Юрия Гончарова были направлены именно на то, чтобы актеры поверили в происходящее, таким непривычным сегодня героям. А главное, все усилия направлены на создание того, что трудно поддается анализу, - атмосфере. И эта самая эфемерная атмосфера, настроение в большей части спектакля удались. И думается, когда атмосфера создана, когда большая часть артистов сроднилась со своими столь далекими от них персонажами, медлительное диккенсовское разворачивание действия, подробное до зевоты существование приходятся во вред спектаклю. Все-таки сегодня другие ритмы жизни, другое (особенно у молодежи) восприятие происходящего, и так и хочется убыстрить, ускорить темпы, укоротить спектакль. Убеждена, что это пошло бы на пользу и зрителям, и актерам. Тем более, к своему удивлению, прочла на программке: продолжительность - 1 час 40 минут. Не надо зрителя вводить в заблуждение: продолжительность как раз на час дольше. Вот этот час бы и убрать!

Театр нехитрой историей сумел поведать о настоящей чистой, как глоток прозрачной воды, любви. И пусть простой возчик Джон намного старше своей малютки жены, и пусть он не одаривает ее богатствами, он дарит ей нечто неоценимо большее – свою большую душу, свою нерастраченную нежность, свое преклонение перед ее молодостью и святым материнством. В этой центральной паре - главный успех спектакля. Как хорош внешне огромный, словно стесняющийся своих больших неуклюжих рук, ног, плеч Джон Дмитрия Штанько, как глубоко запрятана в нем поздняя любовь, которой он тоже стесняется. Такому герою веришь безоглядно. Единственное, чего хотелось бы пожелать исполнителю, - это чуть больше красок, ведь в первой части истории его герой абсолютно, безоговорочно счастлив, и пусть зритель сполна почувствует и насладится этим счастьем, тогда сильнее будет его раздавленность горем во второй части. Очень-очень хороша Анна Проскокова в роли юной малютки Мэри - жены Джона. Ох как непросто играть абсолютно положительных диккенсовских героинь! Актриса сумела избежать одного из главных соблазнов – умиления, чего, увы, не сумели преодолеть иные исполнительницы «Сверчка». Мэри Проскоковой искренна и естественна, она открыта для жизни и людей, она по сути своей чиста и благородна, это хрупкое создание просто и опять же естественно не может мириться с ложью, черствостью, равнодушием. И главное, без показухи, без пафоса любит она своего добродушного медведя-мужа и не предаст его никогда.

Если уж говорить об актерских удачах, то, на мой вкус, это Александр Стрелков в роли главного диккенсовского злодея - фабриканта игрушек Тэкльтона. Когда-то в этой роли прославился сам Вахтангов. Он играл Тэкльтона зло и саркастично, это был злодей в самом злодейском смысле. Стрелков же меньше всего разоблачает своего героя. Просто уродился такой далекий от умиления, от сверчка на печи, что олицетворяет уют и тепло в доме, человек. Зато он знает законы бизнеса, по-своему расположен к этим странным, неприспособленным к жизни людям. Он хочет жениться на молоденькой красавице не только потому, что он может купить ее любовь за деньги, но потому, что она действительно молода и хороша собой. Он любит жизнь во всех ее проявлениях, не случайно, появляясь в домах бедняков, он первым делом начинает подъедать их скудную еду. И когда в финале, как это положено у автора, всё становится на свои места и побеждает добродетель, оставшийся в одиночестве Тэкльтон приходит к людям, к сверчку – что же это такое, вы все вместе, а я-то как же один буду? И не держишь зла на этого злодея. Вот такое неожиданное прочтение оказывается самым интересным.

Думается, более многообразным мог бы быть Калеб, игрушечный мастер, у Олега Демчука. Да, его герой честен и бескорыстен, он один вырастил слепую дочь, он прекрасный друг. Он мудр и печален. Но печален чересчур. Наверняка можно было найти разные краски для Калеба. По-моему, он и ироничен, и чувством юмора наделен, и руки так и тянутся к привычному делу – изготовлению любимых кукол. И актеру будет интереснее. И образ станет живее и полнокровнее.

Честно говоря, не очень понятен прием с полусумасшедшей воспитанницей в доме Джона. Мне героиня представляется вполне адекватной.

В целом же новая работа коллектива заслуживает пристального внимания и серьезного разговора. Думается, что актерам полезно встретиться с материалом такой чистоты и прозрачности, окунуться в совершенно непривычную атмосферу. Да и зрителям иногда нужно в нашей суетной жизни вдруг поверить в чудо домашнего теплого очага, в сверчка за этим самым очагом, поверить в бескорыстную любовь, пробудить в своей душе забытые светлые чувства.

КСТАТИ

Следующие спектакли состоятся в краевом театре молодежи 18, 22 и 27 мая. Начало в 18:00

Об авторе

Галина Островская. Доцент кафедры мастерства актера Дальневосточного института искусств.Заслуженный работник культуры. Театральным рецензированием занимается 60 лет. Постоянно публикуется в центральных журналах: «Театральная жизнь» и «Страстной бульвар».

Комментарии


Комментариев пока нет

Пожалуйста, авторизуйтесь, чтобы оставить комментарий.
Авторизация
Введите Ваш логин или e-mail:

Пароль:
запомнить