Рецензия

Свобода язычника

 

Приморский театр молодёжи явил настоящую «молодёжную» демократичность, представив зрителю исключительно жанровый продукт – мистический триллер «Остров Рикоту».

 

         Московский журналист Игорь прибывает на остров Рикоту, что посреди Японского моря и кажется «лишь маленькой точкой на горизонте». Герою нужно приготовить репортаж о трудах и днях местного населения, занимающегося забоем тюленей. Однако маленькие острова посреди моря полны ужасных тайн, и журналисту Игорю предстоит подобраться к ним слишком близко.

         Всё это звучит как синопсис фильма ужасов с примесью «survival films». И нужно сказать – впечатление не обманчиво. Театр ставит действительно очень кинематографичный спектакль – но отнюдь не проигрывает от этого.

         Начало – совершенно в духе мистического триллера. Прежде, чем представить главного героя, нам показывают некоего бедолагу, которого окружают пугающего вида мужики с батогами и гарпунами (мужское население Рикоту), приносящие несчастного в жертву своему морскому божеству. Дальше – лучше. Те же жуткие островитяне, к которым присоединяется и прекрасный пол, с крюками в руках слоняются по сцене, как зомби, добивают издыхающих тюленей огромными молотами, отмывают пол от крови и что-то вынюхивают (в буквальном смысле), всё больше и больше тревоги вселяя в недоумевающего Игоря, который в это время берёт интервью у местной стахановки Степановой (потрясающая И. Тарасюк). Да и зритель, вероятно, не избегнет лавкрафтовского страха перед неизведанным; именно Говард Лавкрафт с его «Тенью над Иннсмутом», кстати, и приходит на ум, вкупе с экранизацией названной повести, хоррором «Дагон» (2001) от классика жанра Стюарта Гордона. Многое в спектакле, думается, навеяно атмосферой подобных опусов, и всё это «многое» так и ждёт монтажного стола да мрачной цветокоррекции. Которые, тем не менее, удачно  замещены весьма остроумными сценографическими и режиссёрскими решениями. Нужно признать – при всей кинематографичности, спектакль остаётся спектаклем.  

         «Жанровая» доминанта не мешает спектаклю поднимать сложные философские проблемы. Что есть свобода человека? Возможна ли она? Спектакль выводит нас к извечному релятивизму – человека детерминирует зависимость от точки зрения, в рамках которой свобода невозможна принципиально и ни одна из которых не является истинной. Единственная свобода – в выборе этой относительной точки зрения на мир, на человека и его миссию. Но даже такую свободу забирают у Игоря язычники-островитяне, промыв ему мозги культом Матери Моря и заставив потрошить тюленей. Или таков был сознательный выбор московского журналиста?.. Зрителю также дана свобода выбирать точку зрения.

         А на актёрскую игру точка зрения одна – играют хорошо. Хорош О. Демчук, исполняющий роль журналиста Игоря, который из интеллигентного москвича превращается в обезличенного «дуболома». Хороша Е. Андреева, играющая главу культа Водоросли Аню – странная и холодная, будто бы не совсем человек, а вдобавок и блестяще исполняющая хореографическую сцену. Воплощение иррациональности и непостижимости человеческого существа, звучащее как горькая и страшная ирония – островная сумасшедшая Тата. Когда Тата играет двумя куклами, представляющими собой в её воображении Игоря и Аню, нельзя не подумать – это и миропорядок, такая же иррациональная, сумасшедшая судьба, странно и будто бы бесцельно играющая людьми. Образ семантически очень плотен и замечательно воплощён М. Наумовой.

         Все эти подтексты, конечно, не обязательны к считыванию – да, они есть, и они сообщают постановке отнюдь не лишний второй план для любителей потрошить спектакли. Главное же здесь – трагическая и жуткая история Игоря, оказавшегося на таинственном острове и примкнувшего к древнему культу водорослепоклонников. И рассказана эта история достойно.

         «Остров Рикоту» – наглядный пример того, как можно не замыкаться на классических драмах, комедиях, водевилях, а тем паче на перформансах и разных перформансообразных экспериментах. Хотите триллер – ставьте триллер, и пусть это будет в первую очередь именно триллер. Хотите нуар – ставьте нуар. Хотите хоррор – берите Лавкрафта или Клайва Баркера и ставьте чистый хоррор. Это не «бескультурщина», «коммерциализация», «попса» или какая прочая ересь. Это способ предложить зрителю что-то нетрадиционное, а также расширить жанровые границы театра и, как следствие – его художественные возможности.

 

Д. Гончаров