Рецензия на спектакль "Эти свободные бабочки" от Любови Берчанской

Он был очень хорошим мальчиком. Очень добрым и старательным, а главное — послушным. И его мама была счастлива. А потом в один прекрасный день он взял — и сбежал из дома. Поселился один, девица какая-то нарисовалась. А мама волнуется!


Эта в общем-то не такая уж уникальная ситуация стала основой спектакля «Эти свободные бабочки» (16+) Приморского краевого театра молодёжи. По пьесе Леонарда Герша постановку осуществил режиссёр Виталий Дьяченко.

Написанная в годы «детей-цветов», культуры хиппи — словом, в конце 60-х годов прошлого века, эта пьеса не потеряла своей актуальности и сегодня. Нет, не в смысле идеологии хиппи, а в другом — гораздо более важном и глубоком аспекте. Герои «Этих свободных бабочек» говорят о том, детей нельзя прятать от жизни, даже если очень за них боишься. Что жизнь не праздник и что нужно уметь вовремя это осознать. Что есть в жизни ответственность — перед собой и перед другими. И что не всегда всё в жизни складывается так, как хочется. Но и с этим нужно научиться жить.

Виталий Дьяченко и художник Пётр Окунев не стали подчёркивать деталями костюмов, в каком именно времени живут герои спектакля. В принципе, одеваться так, как это делают Дональд, Джил, миссис Бейкер, можно и сегодня, и 40 лет назад. Затянутая в дорогой костюм «от Шанель» миссис Бейкер, отвязная — с гольфами и ленточками — Джил и очень просто одетый Дональд — они могли повстречаться вам на улице в 1969-м и могут спокойно пройти мимо сегодня.

И сценография в спектакле продумана очень чётко — каждая мелочь играет на руку постановке, каждый нюанс. Малюсенькая квартирка-студия, в которой живёт ушедший от маминой гиперопеки Дональд, становится как бы таким миром в себе, маленькой Вселенной, которая только на первый взгляд надёжно защищает Дональда от тяжести и сложностей большого мира за окнами…

Режиссёр и художник всё время подчёркивают: важно не то, в какое время развивается действие спектакля, важно то, что происходит с героями.

А происходят действительно принципиальные вещи. Дональд вырывается из душившего его своей гиперзаботой мира маминого дома. И наслаждается свободой. Но очень скоро жизнь преподносит ему главный урок: свобода — это когда ты умеешь справляться с болью, которую тебе обязательно, обязательно причинят. И он справляется с этим уроком… Отметим, что Виталий Дьяченко в свойственной ему манере слегка изменил финал спектакля, возможно, посчитав хэппи-энд недостаточно сильным по мере воздействия на зрителя. Он оставил концовку не то, чтобы открытой, но скорее драматичной, чем счастливой. Трудно сказать, нужно ли это было делать. Да, в жизни, в реальной жизни история Дональда и Джилл скорее всего бы завершилась отнюдь не счастливо. Но должен ли театр быть буквально зеркалом жизни, отражением — это вопрос дискуссионный. С другой стороны, режиссёр так развернул постановку, так выстроил образы, что выбранная им концовка смотрится весьма органично.

Денис Лашко в роли Дональда органичен и по-настоящему правдив. Если зритель не читал пьесу Леонарда Герша и не знает, в чём состоит тайна Дональда, он поймёт это только в том месте, где и задумали автор пьесы и режиссёр. Никак не раньше. Автор этих строк может только предполагать, насколько трудно Денису было вживаться в роль слепого и научиться смотреть так, как смотрят незрячие. Но факт остаётся фактом — актёр сумел это сделать! И мало того — он показал, насколько Дональд, при всей своей беззащитности и наивности, силён духом и щедр сердцем. Дональд Бейкер — одна из лучших ролей Дениса Лашко в театре молодёжи.

Вернувшаяся на сцену после декретного отпуска Анастасия Ларионова — и это совершенно очевидно — с восторгом погружается в работу. Соскучилась! Поэтому её Джил Тэннер — совсем немного, но всё же «too much». Чуть-чуть слишком. Слишком она отвязна, слишком ярка. Если актриса на полтона приглушит краски, которыми она щедро и от души рисует свою героиню, это будет только на пользу. В целом же показать добрую, но безответственную и мало задумывающуюся о последствиях своих действий девушку, эдакую «попрыгунью-стрекозу», которая от души поёт все «лето красное», Анастасии безусловно удалось. Её Джил порхала вокруг Дональда как бабочка. Бабочка улетела — и это очень больно. Тому, кто остался. Дональду.

Очень хороша небольшая, но драматичная роль Алёны Устюжиной. Её миссис Бейкер переживает сильнейшие потрясения — и прямо на глазах у зрителей из сухой, застёгнутой в буквальном и переносном смысле на все пуговицы дамы, у которой всегда всё хорошо (типаж Бри Вандекамп из сериала «Отчаянные домохозяйки»), она превращается в живого, любящего, страдающего человека, в до смерти перепуганную бунтом сына маму, в маму, которая учиться принимать перемены. Алёна Устюжина великолепно справилась с работой, показав, как парадный фасад миссис Бейкер сначала начинает трескаться, а потом буквально рушится. Отличная работа!

«Эти свободные бабочки» стали финальным аккордом для Виталия Дьяченко в его работе в Приморском краевом театре молодежи. И этот аккорд был мощным, ярким, сильным — спектакль захватывает, заставляет сопереживать и волноваться, смеяться и грустить, но главное — не оставляет равнодушным.

Любовь БЕРЧАНСКАЯ

Об авторе. Любовь Берчанская — филолог, журналист, более 13 лет освещающий культурные события во Владивостоке и Приморье, член жюри региональной театральной премии имени народного артиста СССР Андрея Присяжнюка. Работала в газете «Владивосток», ее материалы печатались также в «Музыкальном журнале» (Санкт-Петербург), журнале «Страстной бульвар», журнале «Окно в АТР», в «Российской газете» и других изданиях.

https://vostokmedia.com/news/2022-10-24/mozhet-li-babochka-ranit-cheloveka-tochno-znayut-vo-vladivostoke-2166906

Загрузка...

ПОДЕЛИТЕСЬ


Государственное автономное учреждение культуры "Приморский краевой драматический театр молодежи"

690091, Владивосток, ул. Светланская, 15а

Касса
+7 (423) 226-48-89

Билеты на VL.RU
+7 (423) 243-22-22

Присоединяйтесь


СДЕЛАЛ AIGER

Решаем вместе
Сложности с получением «Пушкинской карты» или приобретением билетов? Знаете, как улучшить работу учреждений культуры? Напишите — решим!